Искать:

Радио. Романтика дальних странствий.


Всего голосов:
0
Статья добавлена: 05.01.2011

US4IPQ — для тех, кто в теме. Для остальной части человечества - Стас Воронёнков, радиолюбитель. Последнее определение и есть ключ к разгадке непонятных символов в начале.

радио, радиолюбители, Стас Воронёнков
«Прием, как слышно?»

- Мне казалось, что радио в наше время — совершенно устаревшее явление. Нет?

- Ты не одинока в этой мысли. Многие нас не понимают, считают ретроградами. Частично так и есть.

- Но зачем? В век, когда простым нажатием кнопки откуда угодно можно связаться с кем угодно, когда к нашим услугам мобильные и даже спутниковые телефоны, компьютерные программы, когда можно не только слышать, но и видеть друг друга — зачем столько сложностей?

- Пафосно прозвучит, но... Это азарт, страсть, романтика дальних странствий, если хочешь. Суть радиосвязи — не коммуникационная. Не «а поговорить». Это действительно проще сделать с помощью более современных технологий. Но есть же парусный или конный спорт, да? Проще, разумнее и быстрее — сесть на катер или машину, и вперед. Но ты зачем-то работаешь с парусом, ты садишься на лошадь. И ведь однозначно делаешь это не для того, чтобы быстрее из точки А добраться в точку Б. Суть — именно в том, что между точками происходит. Вот с радио примерно так. Это связь для романтиков, можно так сказать.

- То есть практического применения на сегодняшний день нет?

- А это как посмотреть. На самом деле, есть полно мест, где широко используется именно радио. Благотворительные миссии в труднодоступных районах, например. Или вот Антарктида, допустим. Мобильные телефоны там не берут, спутниковые очень дорогие, и тоже не каждый берет. Если получится, кстати, то Сергей Ковалев, который сейчас в Антарктиде, выйдет на связь со мной. Радиостанции там есть. Так что, по сути, и сегодня радио — один из самых надежных способов связи.

2001 г. Нью-Йорк, взрывы 11 сентября. Вся мобильная связь отрубилась. Первые часы все держалось только на радиолюбителях. Ураган «Катрина»— координация шла исключительно по радиолюбительским каналам. Так что не романтикой единой...

- С чего началось твое увлечение?

- О, долгая история! Мы тогда жили в Ташкенте. Оттуда все и пошло. Еще маленьким мальчиком я находил электронные платы, детали приборов, старательно выкусывал оттуда детальки и раскладывал их по коробочкам. Я не знал, что это такое. Но мне это очень нравилось. У меня в итоге накопилось много деталей, я что-то паял, схемки собирал. Однажды крутил радиоприемник и услышал переговоры. Интернета еще не было. Был журнал «Радио». Прочитал, что это радиолюбители между собой общаются. А на самом деле я тогда услышал радиохулиганов. Они без разрешения работали. Кто-то просто пообщаться, кто-то поматюкаться «на всю улицу», кто-то музыку покрутить, кто-то из идейных соображений. Я стал их слушать. Параллельно читал все, что мог достать. А потом узнал, что в соседнем доме живет радиолюбитель. Стал ходить к нему, расспрашивать. В это же время у одного прапорщика купил свой первый приемник Р-309.

радио, радиолюбители, Стас Воронёнков
Р-309. Первый аппарат.

Притарабанил его домой, родители были в шоке: где ты это украл? Я объяснил, что все чисто, «за все уплачено», и я просто буду слушать радио. Ну и начал слушать хулиганов на этом радио. Чтобы слушать радиолюбителей, надо было просто переключиться в другой вид работы. Но я ж этого тогда не знал.

Мама моя работала в ДОСААФ. А все радиолюбители в Союзе действовали под эгидой ДОСААФ. Увидев, что увлечение у меня не шуточное, мама меня за руку привела в святую святых — к радиолюбителям. И тогда уже я перешел на более серьезный уровень. Мой первый проводник в мир радио — Федор Петров (UK9AA). Он мне все рассказал, объяснил. Было такое явление — детские коллективные радиостанции. Можно было прийти туда и позывным этой станции работать. Я стал ходить на станцию в школе под руководством Нелюбина Эдуарда Николаевича, работать в эфире. Дома продолжал слушать приемник. Ну и оформил бумажки, чтобы получить самому разрешение. Тогда это все серьезно было, автобиографию на 5 листах писали. Вдруг потенциальный враг народа? Был ли кто из родственников в плену, сидел ли кто в тюрьме... Почти год ждал разрешения. Тем временем аппаратура у меня стала потихоньку появляться. А тут еще выяснилось, что у папы есть знакомый военный связист. И мне разрешили приходить рыться в списанной аппаратуре.

- Вообще счастье, да?

- Да! И как раз получил свой позывной. К тому времени я уже был довольно опытным, общался с зарубежными станциями, учил азбуку морзе.

- А разве не с этого начинают?

- Есть 4 категории радистов. Для начальной, четвертой, не обязательно ее знать.

- А сейчас у тебя какая категория?

- Первая, высшая.

- Вернемся к истории?

- На самом деле, надо учесть, что по сути вся моя жизнь тогда изменилась. Не осталось времени на девочек, гульки, прочие увлечения. Приходил со школы и сразу «нырял». До 2-3-4 ночи. Рядом были товарищи по оружию. Им тоже было не до традиционных забав подростков, зато всю ночь мы могли «рассуждать о вечном».

В общем, скажу я, радио — это болезнь. Это как рыбалка, не та, когда выпить на природу едут, а удочки можно не брать, а когда готовы часами перебирать все эти снасти, коробочки, в 4 утра вставать, топать на рыбалку, часами глаз не сводить с поплавка. Радио — это такое же, только хуже. И дороже, кстати. Радио требует постоянных капиталовложений и времени. Есть люди, которые все делают своими руками, от собственно радиоприемника до антенн.

- А ты покупаешь?

- У меня компромисс. Антенны делаю сам, а радио всегда имел промышленные. Вообще, в СССР 90% радиооборудования было самодельным. Хотя весь мир уже работал на промышленном. Американцы часто хвалили наше оборудование. Считали, что аппаратуру, которую мастерят некоторые наши умельцы, может сделать только инженер высокого класса.

- В ситуации, когда в любой момент можно пойти и купить, наверное, такая страсть не возникает? Одно дело, когда ты над этими детальками корпел, своими руками все сооружал... А купил — не то?

- Не согласен. Совсем не обязательно быть конструктором и все это паять. Кто-то вообще паяльник в руки не берет. Что-то сломалось, вызывают мастера. Это операторы. Основная страсть — именно в этом, быть оператором. Когда у нас рухнул железный занавес, хлынул поток японской техники, да и люди стали больше зарабатывать. И большинство радиолюбителей начали пересаживаться на промышленные аппараты. Все-таки больше возможностей, больше функций, удобнее. Но и сейчас есть люди, которые делают аппаратуру очень высокого качества.

- Как дальше развивалась твоя радиокарьера?

- Переехав в Украину, я получил новый позывной. Тоже активно работал в эфире. А потом... Повзрослел, надо было осваиваться, работа, девочки, увлечения. В общем, все заглохло. Лет на 8. Технику я распродал, переехал в Донецк, вплотную занялся работой.

- А как же вернулся?

- Понимаешь, какое дело... Радио, оно не отпускает навсегда. Это как наркотик. Только ты так не пиши, конечно, про наркотик! Я знаю много людей, у которых был перерыв в 20-30 лет. Это обычно связано с какими-то жизненными перипетиями: работа, семья, переезды.

- Но как только выдохнул...

- Да, только выдыхаешь, как сразу же оно опять затягивает! В своей жизни я видел очень много радиолюбителей, со многими общался... И крайне редко встречал, чтобы человек бросил радио совсем. «Они всегда возвращаются», в общем. Классический случай — пенсия. Человек уходит на пенсию, дети выросли, можно расслабиться. И тут начинается...

- Но ты пенсии не стал дожидаться.

- Нет, зачем же хорошее дело в долгий ящик откладывать. Появилась какая-то стабилизация в жизни. Я женился, место жительства вроде определилось. Интернет сыграл свою роль, там много любителей общается. Вот и я как-то заглянул... И огонек, который и не гас, а просто затих было, вспыхнул с новой силой. Я ведь даже в период «затишья» приемник любил слушать. Дома делаешь что-то, щелк, и оно себе шумит... Хорошо!

радио, радиолюбители, Стас Воронёнков
«Они всегда возвращаются»

- Кто-то музыку слушает, кто-то мантры включает, а ты приемник?

- Нам мантры ни к чему, эт точно. Этот шум, он все заменяет. Ты в Донецке, что-то бытовое делаешь, а там Сахалин общается с Лондоном. Помехи слышны...

- И от них тоже кайф...

- Ага. Так потихоньку опять втянулся. Купил аппарат, антенны поставил. Сдал на первую категорию в прошлом году. И вот — я снова в радио.

- Что из себя представляет сеанс связи?

- Формальная связь — рапорт, оценка слышимости, имя, место нахождения. Это минимум, который позволяет считать связь состоявшейся. Еще меньше — обмен позывными, рапорт. Большинство так и проводят ее. «Внимание всем, я такой-то. Всем прием». Кто-то ответил. «Спасибо, принимаю вас, меня зовут Петя. Нахожусь в Москве». Ответ: «Здрасьти, Петя. Я Вася. Принимаю вас с таким рапортом, нахожусь в Донецке». Дальше, если есть желание, можно обсудить, у кого какая техника, как погода и т.д. Не принято говорить о политике, сексе, религии. Иногда говорят, конечно, потому что обалдуи есть везде. А джентльмены это не обсуждают :) О семье можно поговорить, об увлечениях. По сути — все те темы, которые в нормальном обществе принято обсуждать.

- Что является достижениями в сфере радио?

- Подход к радио у разных людей разный. Есть контестмены. Это участники соревнований. Соревнования заключаются в том, чтобы за определенный промежуток времени провести как можно больше связей и как можно дальше. Самые крупные и престижные соревнования идут 2 суток, 48 часов. Люди не отходят от станции, темп бешеный.

- Ты в таком участвовал?

- Да, я участвую в них. Но чтобы занимать хорошие места, помимо операторского мастерства нужна очень хорошая станция, серьезные антенны.

радио, радиолюбители, Стас Воронёнков
Например, антенны бывают такие...

Зачастую этим занимаются весьма состоятельные люди. У некоторых антенные системы занимают гектары. Все очень серьезно. Радио в принципе коснулось многих известных людей.

- Я видела список королей-радиолюбителей...

- Есть шейхи, короли, принцы, миллионеры. Еще нужна высокая физическая выносливость — двое суток не спать с бешеным темпом радиообмена. Многие контестмены не часто работают в повседневном эфире. Их конек — соревнования.

Следующее крупное «подразделение» радиолюбителей — dx-инг. DX — это дальняя и редкая связь. С Бразилией, допустим, связаться — не проблема. Там радиолюбителей больше, чем у нас. Со Штатами тоже, с Японией.

- А радиолюбителю надо проблему...

- Вооот, правильно. Например, мечта любого радиолюбителя — связь с Северной Кореей. Там же коммунизм, бесплатное счастье для всех, соответственно, скайпа и инета нет. В Йемене тоже запрещено радио, поэтому связь с ней в виш-листе любого радиолюбителя занимает почетное место. Вообще, dx-инг ставит цель связаться с как можно большим количеством суши на земном шаре. В 2010 году была экспедиция на остров Kermadec Islands (ZL8X — позывной экспедиции). Остров посреди океана. Туда ничего не ходит-не летает, остров необитаемый.

Kermadec Islands, радио, радиолюбители, Стас Воронёнков
Kermadec Islands

Заказывали отдельный корабль. Участвуют в этом далеко не бедные люди.

- Корабль туда идет специально, чтобы связь установить?

- Ну да. Собирается горстка людей, они берут оборудование, выезжают и 2-3 недели оттуда работают.

Kermadec Islands, радио, радиолюбители, Стас Воронёнков
На остров взяли «немножко» оборудования

- В чем для них-то удовольствие?

- В чем? А ты представь стадион тысяч на 70, полностью заполненный. Ты выходишь в центр...

- И говоришь: парни, я крут!

- Да нет, это детский сад! Суть такая: твоя задача провести связь с как можно большим количеством людей. Ты говоришь: внимание всем, я Алена, хочу провести с вами связь. И тебе 70 тысяч одновременно отвечают. Ты должна из этого гула выхватить кого-то. Услышала: «Петя». Все остальные умолкли.

- Петя счастлив!

- Несомненно. Петя отчитался. Все, спасибо, следующий. И опять 70 тысяч: Аааааааааааа! Ты: слышу последние буквы ZТ. Пять человек, у которых позывной заканчивается на ZТ, пытаются достучаться. Так, этот прошел, готово... Следующий!

- И ты владелец судеб!

- Ну вроде того :) Они, конечно, тоже сутки напролет не спят. То есть кто-то отошел, следующий моментально вступил. Операторское мастерство там запредельное.

- А ты к какому типу радиолюбителей относишься?

- Вообще я бы выделил 4 типа. 1 — контестмены, 2 — dx-мены, 3 — конструкторы. Этим интересно паять, крутить, вертеть, настраивать. Главное для них именно этот процесс. А когда все заработало, отлично, в сторону, следующее мастерим.

4 тип — романтики. Я к ним отношусь. Мне, конечно, классно связаться с кем-то редким, но такое же удовольствие получаю, связавшись с Ростовской областью. Мне сам процесс интересен. Многие с этого начинали, может, и я еще «перерасту». Я и в соревнованиях недавно начал участвовать, года полтора назад. До этого считал, что это не интересно, слишком амбициозно, жестко. А стоило попробовать... Азарт, адреналин шибает! DX тоже интересен. У меня, правда, для него нет пока возможностей. Это и аппаратура дорогая, а главное — время. 80% успеха в dx — это просиживание перед аппаратом. Постоянно быть включенным, ловить прохождения. Их трудно угадывать. Пытаются прогнозировать, конечно, но с очень разной степенью успешности.

- По принципу — динозавра или встретишь, или нет.

- Типа того. Я знаю людей, которые специально на время каких-то редких экспедиций берут отпуск.

- И просиживают его у радио?

- Целыми днями. Знаю также людей, которые разводились из-за этого, у которых серьезные проблемы в семье возникали. Радио — явление в основном ночное. Жены, соответственно, недовольны.

- У тебя получается совмещать мирно?

- Пока да. Я не перегибаю палку, а просто наслаждаюсь. Не обязательно разбивать голову об увлечение, можно его смаковать. Я сейчас на таком этапе, 2-3 раза в неделю включаю радио. Могу получать удовольствие просто от того, что слушаю. Это совершенно не значит, что я, мол, такой хороший... Есть и те, кто гармонично сочетает радио с семьей. Некоторые, конечно, переигрывают.

- Версия «хард» хоть в чем малопривлекательна.

- Просто иногда люди видят радио смыслом жизни. Я — нет. Раньше был таким. По принципу: если жена мешает радио, на фиг жену. Но высоких результатов добиваются именно те, у кого радио имеет очень высокий приоритет. Для меня же на сегодня цель — продолжать получать удовольствие от этого занятия. Это главное, я же этим не зарабатываю деньги. Хобби. Каждый получает свое удовольствие. Мое не меньше, чем у тех, кто первые места занимает. Просто оно другое. Может, и мне надо будет «дозу увеличивать» со временем, кто знает.

- Но все же, есть у тебя параметр «достижения в сфере радио»?

- Есть такое понятие, как количество сработанных стран. По самой престижной среди радиолюбителей американской программе DXCC минимальная планка — сто стран. Я уже взял ее. Диплом не получал, платить надо, а пока неохота. Но суть не в этом. Знаешь, значок мастера спорта можно получить, а можно просто знать, что он уже твой.

- А сколько у тебя сейчас стран?

- 146. Есть honor roll #1, когда ты провел связь со всеми странами, их около 330. Вот эти последние идут уже тяжело. Все dx-мены набирают, набирают количество, а потом в максимум упираются, и дальше с большим скрипом дело движется. Там уже добавляются самые редкие варианты, которые появляются раз в 10 лет. Поэтому людей со списком 200 стран много, а переваливших за 300 — мало... А потом еще можно делать по 300 на каждом диапазоне. Там уже реально крутые ребята... Они вбрасывают очень много и денег, и времени. Есть, конечно, люди, которые все-все выполнили. Но их не так уж много.

- Какие у тебя ближайшие радио-цели?

- В соревнованиях немного подняться. Расти в них.

- Жена не против?

- Ну, я ее предупреждаю за месяц-два, что меня как бы не будет. Мне только нужно приносить кофе-шоколадки и уносить кружки и обертки. А так — ни при каких обстоятельствах меня нет. У нее есть время подготовиться к этому мероприятию.

- Сына будешь обучать премудростям радио?

- Только если сам попросится.

- Ты сказал, что получаешь удовольствие от любой связи. Наверное, неуместно спрашивать о самой интересной?

- Почему, я могу ответить. Действительно, все интересны. Но самая-самая — это первая связь с телеграфом. Руки дрожат, куча ошибок, волнуешься, сердце выпрыгивает, пот градом, ничто тебя не слушается. Это я тогда связался с какой-то швейцарской радиостанцией. Можно бы вдаваться в технические подробности, чем она была интересна, но не стоит. Там просто была очень маленькая мощность, антенна не работала, связь не могла, по сути, получиться. Я, к тому же, еще начинающим был. И при этом все получилось! Я позвал-то наугад. А он, опа — ответил!

- Это как воскликнуть: о, Господи! И услышать: чего тебе?

- Да, что-то вроде этого я и почувствовал!

Пресс-служба ЭЦ Вертикаль, 06.01.2011
Копирование изображений, статьи целиком или ее части другими ресурсами разрешено только с указанием прямой активной ссылки на саму статью http://vertikal.biz/actions/view/783.html





Есть что сказать? Регистрируйтесь и комментируйте!
В контакте Вертикаль в ЖЖ Твиттер RSS-лента



Доброе время суток: Незнакомец



паракорд

Как купить

Этот материал для покупателей через интернет или другим удаленным способом.


Lurbel WigWam Komperdell Simond